ProfLicenzia.ru - Оформление строительных лицензий  
ул. Марксистская, д. 3
Тел., факс: +7 (495) 980-70-64
 
 
ГосстройРостехнадзорСертификация ИСОСертификация продукцииГотовые компанииАрбитраж
О компанииКонтакты
Rambler's Top100
Новости

Проруха

11.12.2006

Мэрия поспешила назвать причины ЧП, чтобы уйти от ответственности.

ПРИЧИНОЙ обрушения автомобильного моста на улице Шевченко в Екатеринбурге стала ошибка в проектировании. Об этом сообщили журналистам глава города Аркадий Чернецкий и его заместитель, председатель комиссии по выяснению причин обрушения Александр Ляшенко. Заметим: мэрия озвучила выводы технической комиссии о причинах ЧП до официального заявления самой комиссии.

Дело техники

Эксперты в области строительного надзора считают заявление руководителей города преждевременным и не совсем соответствующим действительности. Да, ошибка в проекте, действительно обнаружена, подтвердили «Российской газете» в Межрегиональном теруправлении (МТУ) Ростехнадзора по УрФО. Эксперты пришли к выводу, что специалисты, работавшие над проектом, не полностью выполнили требования СНиП, а выходной контроль конструкторской документации в проектной группе оказался поверхностным. Ошибка элементарная, как заявил член¬корреспондент РААСН, доктор технических наук, профессор Уральского университета путей сообщения Семен Скоробогатов, на уровне курсовой работы студента строительного вуза. Ее можно просчитать за час, сделав поверочный расчет. Но руководитель группы проектировщиков этого не сделал, и поэтому эстакада не выдержала даже собственного веса, хотя, по расчетам проектировщиков, должна была осилить тяжесть транспорта, движущегося по всем шести полосам движения.

Однако винить только проектировщиков было бы несправедливо. «РГ» в своих публикациях (6, 7 и 10 сентября с.г.), опираясь на мнение признанных авторитетов в области архитектуры, строительства и технологического контроля, пришла к выводу: виновник ЧП не только институт «Уралгипротранс». Причины аварии носят системный характер, заявили эксперты. Тогдашние предположения наших собеседников подтвердились. Специалисты в сфере строительства МТУ Ростехнадзора по УрФО, работавшие в составе комиссии, последовательно перечислили основные нарушения при строительстве эстакады и тех, кто их допустил.

Это подрядчик — Мостоотряд 72, филиал ЗАО «Уралмосто¬строй», который начал возводить эстакаду без разрешения на строительство и по проекту, не прошедшему необходимые согласования. Государственный архитектурно¬строительный надзор Свердловской области (ГАСН) не контролировал работу мостостроителей. А заказчик — муниципальное учреждение (МУ) «Благоустройство», подразделение администрации Екатеринбурга — не провел госэкспертизу проектной документации и инженерных изысканий; не имел разрешения на строительство и положительного заключения государственной экологической экспертизы.

Последний факт признал руководитель «Уралгипротранса» Алексей Бизюков в публикации «РГ» за 7 сентября, где он сказал, что полностью проектную документацию планировалось подготовить только к октябрю. Заказчик экспертизу проекта не проводил, потому что полного пакета документов не было. Строители с подачи МУ «Благоустройство» начали стройку раньше срока и работали «с колес», по мере поступления проектной документации.

Комплексный просчет

Претензии озвучены. Каждый из участников строительства моста внес свою лепту в эту историю. Но, как полагают специалисты, логика акта расследования выглядит довольно странно: виновниками «назначены» два конкретных лица — проектировщик из «Уралгипротранса» и инженер технадзора МУ «Благоустройство». Институт, хоть и не бедный, не сможет враз возместить ущерб бюджету города, заказчик тоже вряд ли будет сам себе компенсировать убытки. Остается Мостоотряд 72, у которого есть имущество и который может погасить какую¬то часть финансовых потерь. Таким образом, считают эксперты Ростехнадзора, более крупные фигуранты скандала выведены из¬под ответственности.

— У каждого есть своя часть вины, — поделился с «РГ» начальник отдела по надзору в сфере строительства МТУ Ростехнадзора Борис Трефилов. — Но если была бы проведена госэкспертиза, то ошибку проекта увидели бы сразу. Причина обрушения эстакады в том, что не было надзора на каждом этапе строительства, недочеты проекта обязательно бы обнаружили на любом из них. На мой взгляд, подрядчик, взявшись за работу «с листа», без разрешительной документации, поверил заказчику на слово и тем самым совершил ошибку.

Иначе говоря, если бы строительство моста шло по нормам, прописанным в Градостроительном кодексе РФ, ошибку в проекте исправили бы в рабочем порядке, и ЧП не случилось бы. Но заказчик — МУ «Благоустройство» — не провел экспертизу проекта и, судя по материалам проверки, даже не заказывал ее. Логика подсказывает, что именно отсюда начался отсчет событий и фактов, которые привели к обрушению моста. Мы далеки от того, чтобы давать оценки и вешать ярлыки, но приходится согласиться со специалистами: в заявлениях мэрии чувствуется желание отвести от себя подозрения в халатности и несоблюдении строительного законодательства.

Роковое сечение

— Заключение технической комиссии подписано всеми ее членами, — заявил 6 декабря председатель комиссии, замглавы города Александр Ляшенко. — По общему мнению, причиной разрушения моста была недостаточная прочность наклонных сечений ригелей. Эту причину установили все наши лучшие умы: доктора наук, профессора, а секретарем комиссии был авторитетный «железобетонщик» Юрий Корнет. Мы приглашали для объективности и специалистов из других проектных институтов.

Отметим: все это славное созвездие имен администрация города собрала только после ЧП. Когда проект только начинался, с ним было доверено справиться скромной рабочей группе под руководством инженера¬проектировщика Карла Мильштейна. Который, кстати, через пять дней после крушения моста убыл на постоянное место жительства за рубеж, и, как ему сейчас предъявлять претензии, пока непонятно.

О том, что ошибка была заложена в проекте, еще раньше заявили и глава города Аркадий Чернецкий, и губернатор области Эдуард Россель. Подчеркивая, что институт «Уралгипротранс» является уважаемой фирмой, спроектировавшей десятки подобных сооружений на Урале и не только, Аркадий Михайлович как¬то буднично заметил: «Ну что ж, и на старуху бывает проруха…». Он же посетовал, что журналисты раздули масштаб аварии, посчитав прямым ущербом всю сметную стоимость проекта — 200 миллионов рублей. А реальная потеря, по его словам, всего каких¬то 50 миллионов. Железная дорога, убытки которой составляют приблизительно такую же сумму, вообще пока иска не выставляла.

Мы направили запрос в администрацию города, в котором задали вопросы: как будет взыскан ущерб с виновных, какие меры принимает мэрия к тому, чтобы подобные ЧП не случались впредь, и почему восстановление моста поручено все тем же организациям, которые его и довели до падения? Ответы получили самые обнадеживающие. Ущерб, когда виновные будут названы, будет возмещен в судебном или досудебном порядке. У основного «подозреваемого» — института «Уралгипротранс» — давние и солидные связи с мэрией, которая заказывает ему многомиллионные объекты. А значит, и деньги за «проруху» там найдут, и ошибок больше не совершат: за проектировщиками будет установлен жесточайший контроль. Два раза, по крайней мере, бюджет города за рухнувший мост платить не намерен. Подрядчик, по мнению администрации, если и виноват, то не слишком: этот мост, даже если бы строился любым другим мостоотрядом, все равно рухнул бы — так он был спроектирован. За ним теперь тоже будет установлен жесткий надзор. Все ригели и опоры, каждый болт и анкер будут взяты «на мушку», а все конструкции будут тщательно проверяться на прочность. Построенные ранее Мостоотрядом 72 объекты будут обследованы дополнительно.

И только на главный вопрос: почему не была заказана экспертиза проекта — в администрации нам не смогли ответить.

Между тем в Управлении Генеральной прокуратуры в УрФО были весьма озадачены неожиданным заявлением главы города о причинах обрушения моста.

— Установление причин ЧП — это компетенция следствия, а не чиновников мэрии, — сказал «РГ» старший прокурор управления Дмитрий Серебренников. — В устах других лиц это всего лишь озвучивание версий. Обстоятельства случившегося расследуются в рамках уголовного дела, по которому назначены сложные экспертизы, допрошены десятки свидетелей. Только после тщательного анализа материалов следователь может назвать причину произошедшего. Поэтому акт назначенной мэрией комиссии отнюдь не является итоговым документом. Окончательные выводы Генпрокуратура сделает только по завершении расследования, в рамках которого, кстати, будет определена и степень ответственности должностных лиц администрации города.

Прокуратура обещает завершить расследование в ближайшее время. Хотя торопиться здесь не любят. Тем более что все запреты на работы по восстановлению моста сняты, и там уже вовсю трудятся строители. Мост будет построен, заявляет глава города Аркадий Чернецкий. Это — часть стратегического плана развития Екатеринбурга, это очень нужный людям объект. Он будет закончен уже в будущем году.

Вот только встать под мостом, когда будут проводиться его испытания (как это было принято в старину, если речь шла о сомнениях в прочности сооружения), представители ни заказчика, ни проектировщика, ни подрядчика не обещали. Все¬таки не любят они испытывать судьбу. Вдруг там, в небесных коридорах власти, тоже случаются прорухи…

Источник: upmonitor.ru




Госстрой | Ростехнадзор | Сертификация | Готовые компании | Арбитраж | О компании | Контакты | Новости